Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:03 

"Настоящее счастье"

FanatkaTopGear
Дышать,любить,жить
«Настоящее счастье»
Автор – FanatkaTopGear
Фандом – Top Gear
Пейринг – Стиг/Ричард, Джеймс/Ричард
Жанр – Romance
Предупреждения - ООС
Проснувшись, Ричард ощутил острое счастье. Да-да, именно ощутил. Оно словно колибри, порхало по комнате, расплескивая солнечный свет и наполняя все задорным чириканьем. Вставать с кровати не хотелось, но солнце как-то очень настойчиво слепило глаза, поэтому он сел в кровати и обвел взглядом спальню.
Шторы легко покачивались от дуновения ветерка, словно желая взлететь. Рядом стояла пухлая софа, на которой беспорядочно валялись вещи. В другом конце комнаты стояло вытянутое зеркало в медной раме. Вероятно, зеркало было с небольшим браком, так как немного искривляло пространство, делая всех смотрящих в него обладателем маленького животика. Близ зеркала стоял стол из темного, немного рассохшегося дерева, которое нагревшись от солнечных лучей, наполняло комнату то ли запахом дуба, то ли вишни. Сейчас за ним сидел Джеймс, пишущий что-то в своем дневнике.
Дело в том, что около недели назад Джеймс предложил Ричарду по-настоящему отдохнуть. Не поехать в какой-нибудь супердорогой отель с восемью звездами, великолепным сервисом и постными кашами на завтрак. Куда, напиваясь к вечеру, ты доползал по наитию и вырубался лишь затем, чтобы опять напиться завтра. Мэй предложил куда как более интересное времяпровождение. Они путешествовали по деревням Франции, снимая небольшие домики около живописных мест, упиваясь единением и общением друг с другом, отдохнув от суеты и насущных проблем.
И отдых действительно был прекрасен. Днем они бродили по лугам, спускались к небольшим родникам, искали укромные уголки неизмученной человеком природы. Вечером они готовили ужин и пригубливали полбутылочки вина. Мысли же о том, что это удел лишь стариков, Ричард безжалостно выбрасывал из головы, вспоминая свою работу. В данном случае отдых подобного рода был нужен. Когда слишком долго крутишься в потоках ребячества, бывает полезно стать серьезным хоть иногда. А то Минди опять будет путать тебя и дочерей и вручать тебе на Рождество игрушки...
Джеймс писал у себя в дневнике что-то слишком уж долго. Непростительная наглость с его стороны. Бесшумно подойдя к Мэю, Ричард закрыл ему глаза ладонями. Вместо того, чтобы испугаться, Джеймс поцеловал его руки. Хаммонд тихо засмеялся.
- Что ты там пишешь? – пытаясь подсмотреть, спросил Ричард. Но Джеймс закрывал тетрадь рукой.
- Тебе не кажется, что если мы узнаем все друг о друге в одночасье, нам станет скучно? Люди должны узнавать друг друга постепенно, получая от этого удовольствие. Иначе они сразу надоедают друг другу.
-Ну, хоть что-нибудь можно прочитать?
- Хорошо. Но не это и не это... – шептал Джеймс, листая страницы с тихим шелестом – О, вот это можешь. Я писал это, когда мы только приехали во Францию. Ты тогда сразу заснул, а я решил написать в дневнике что-нибудь
Из дневника Джеймса :

- Люди не могут быть совершенны. Надо понимать и любить их со всеми достатками и недостатками. Только тогда ты можешь надеяться на взаимность.
- Не бывает злых людей, есть только несчастные и озлобленные.
- Никогда не поздно извиниться.
- Никогда не отвергай любовь..
- Это очень сильно... – задумчиво произнес Ричард. Он увидел совсем нового Джеймса. Не милого зануду, а серьезного, созидательного, доброго человека. Это было приятно – осознавать, что к образу Джеймса в голове добавился еще один пазл...
Через неделю они вернулись в Лондон. Их встретил привычный гомон, потоки людей и машин. Приходилось вновь втискивать себя в сумасшедший темп жизни.
***
Как ни крути, а работать в Top Gear тоже приходилось. Гонять на суперкарах – ну, если честно больше гонял все тот же Стиг. Оставалось лишь сделать пару «кругов почета», тараторя на камеру все про эту машину. В основном они сидели в каком-нибудь помещении, где пытались выдавить из себя немного идей для следующих выпусков. Но сейчас старушку Англию захватила кавалерийским наскоком осень. Вроде еще вчера было тепло и солнечно, а с утра небо затянуло тучами, начал моросить дождь, листва стала желтеть, но опадая в лужи, начинала подгнивать. В этом году осень предстала не львом с огненно-рыжей гривой, а скорее желтовато-коричневым котом, упавшим в Темзу.
Это нагоняло тоску даже на неугомонных живчиков вроде Джереми, заставляя его хандрить и отлынивать от работы на маленьком диванчике в теплом уголке студии. Там его и застал Ричард. Зрелище было еще то – голова Джеззы лежала на спинке дивана, а ноги свешивались с другой стороны и касались пола.
- Кофе мне! В постель! Пожалуйста, а то я умру! – простонал Джереми со своего ложа
- А завтрак тебе не принести? – спросил Ричард, зябко подергивая плечами, так как студия не особо оснащалась отоплением
- Давай, мне тост, яичницу и круассан – постепенно оживая начал перечислять Кларксон – А еще...
- Все-все, я пойду!!! – Ричард поспешно ретировался, думая, что поговорка «Язык мой – враг мой» вновь получила подтверждение.
Через четверть часа Джереми получил стаканчик кофе из «Саб Вея» и сандвич, сопровождаемые бесконечным ворчанием Ричарда...
Наконец, отвязавшись от Джереми, Хаммонд пошел к своему компьютеру. Когда же он открыл ящик стола, то увидел внутри бутылку очень дорогого виски. На бутылке была бумажка с надписью «Ричарду». Больше бумажка ничего не сообщала. Подумав, что и Джеймс может быть романтичным, Хаммонд отправился его искать. Обнаружился Мэй около испытательного трека – вероятно съемочная группа где-то затерялась, и сейчас он задумчиво бродил по лужам, не замечая приближающегося к нему Ричарда.
- Привет!
- Привет! – в голосе Джеймса было зашкаливающее количество нежности, он едва сдержал себя, чтобы не обнять Ричарда. Голубые глаза, которые по цветовой гамме должны быть холодными, сейчас излучали столько тепла и добра, что его собеседнику буквально стало жарко.
- Хочешь, сегодня поедем ко мне?
- Ммм... Выпьем виски? – решил подыграть ему Ричард
- Виски? Ну, хорошо... – задумчиво протянул Джеймс. Хаммонд слегка удивился забывчивости Мэя, поэтому решил намекать более явно
- Подаренного виски...
- Тебе кто-то подарил виски? – удивленно спросил Джеймс. Ричард засомневался уже всерьез и решил отложить эту беседу
- Эээ... Нет, я хочу, чтобы меня ждал какой-нибудь романтичный сюрприз, ну ты понял...
- Конечно! Я люблю тебя!
- Я тоже тебя люблю! – Ричард оставил Джеймса наедине с приближающимися операторами, а в голове его бился вопрос «Если не Джеймс подарил ему виски, то кто!?»
Загадка с подарком осталась неразгаданной. Джеймсу он так и не рассказал, надеясь, что отправитель проявит себя сам. Но ничего не происходило, поэтому он просто выбросил этот эпизод из головы. Кстати виски он все-таки выпил, вместе, с Джеймсом...
***
Утро было проникнуто звенящей свежестью. Тучи, затягивавшие небо грязно-серой пеленой две недели, рассосались, обнажив светло-голубое небо и солнце, лучи которого уже не грели землю, а просто блестели бликами на лужицах, в обилии покрывавших трек. С мягким шорохом на трассу выехал стального цвета Aston, который Ричард должен был протестировать его. Съемочная бригада опять куда-то исчезла, как джинн, бегущий от злобного дэва.
Покурив, Хаммонд решил проехаться пару раз и продумать свой обзор (к стыду своему, он опять забыл придумать свой текст). Не понимая, как настраивается бортовой компьютер, Ричард украдкой решил достать инструкцию. Открыл бардачок, но его рука наткнулась на коробочку. Вытащил. Это оказалась черная, покрытая лаком коробочка, на которой была гравировка одной очень известной и очень дорогой марки часов. Не веря своим глазам, Ричард открыл ее. Поверх часов лежала бумажка, на которой каллиграфическим почерком было выведено «Для тебя, дорогой Ричард».
Присвистнув, Хаммонд стал разглядывать подарок. Сам себе он не купил бы такие. Они стоили несколько его зарплат плюс еще немного с карточки. Ричард, во-первых, тратился на семью и ремонт дома (причем бесконечный), а во-вторых, он не тяготел душой к дорогим побрякушкам – он предпочитал купить новый мотоцикл или автомобиль... Однако это было уже серьезно. Одно дело – бутылка виски, и совсем другое – дорогущие часы.
Интересно, кто это? На каракули Джереми это не похоже, на неразборчивый почерк Джеймса – тем более. Круглые буквы Энди тоже не подходят.
- «И что мне делать с подарком? Сжечь его? Бегать по офису, размахивая часами как бубном шамана? Или одеть их на руку и навязчиво ходить с ними по коридорам, напоминая сороку-переростка? Главное, чтобы Джеймс не узнал...»
В итоге, увидев приближающихся операторов, Хаммонд сделал нечто среднее – засунул подарок в сумку. Операторы виновато жались друг к другу, огораживаясь от остальных камерами и штативами, пошмыгивая носами и близоруко щурясь на солнце, подошли наконец к машине, начиная съемку...
***
Джереми опять ничего не делал. Положил куртку себе под голову и погрузился в приятную дрему. Ему снились какие-то летающие собачки, пегасы, курящие лягушки. Потом все смешалось, завертелось и вдруг из темноты выплыло лицо его жены. Она тихо разговаривала с ним о какой-то ерунде, они смеялись, как вдруг его собеседница низким мужским голосом сказала:
-Ну, ты и свинья, натуральная, между прочим!
-Что с тобой случилось, дорогая? – заволновался Джезза
Из сна его вывели брызги воды на его лице. Возмущенно завопив, он подскочил, полыхая яростью и... увидел Джеймса с пульверизатором для цветов, которым опрыскивали единственный кактус в их офисе. Его гнев тут же забарахлил и сменился некоторым чувством вины и раскаяния. Все-таки спал Джереми на его куртке, потому что за подушкой идти ему было лень.
- Кларксон!!! Ты зачем мою куртку взял?
- Ну... Мне было лень идти за подушкой...
- О, боги, из-за тебя я подумал, что я ее потерял...
- Поздравляю, ты ее только что нашел! – расплылся в улыбке Джереми. Вместо благодарности ему в лицо брызнули пульверизатором. Это было непростительной ошибкой. Следующие пять минут Джереми гонялся за Джеймсом по всей комнате, пока не завладел «пушкой смерти» и не подверг капитальному обстрелу Капитана Улитку. В этот момент его телефон зазвонил, истерично надрываясь. Взяв трубку, Джезза скривился и что-то забормотал. На другом конце провода явно кричали. Минут через пять крик прекратился и Джереми облегченно выдохнул: «Отстрелялись!». Он рухнул на диван и стал улыбаться как Чеширский кот.
- Эээ... Можно спросить? Кто это был? – озадачено спросил Джеймс
- Это Френсис – промурлыкал Джереми
- У вас опять скандал?
- Неа, наоборот, скоро мы помиримся. Вот если бы она говорила спокойно, то другое дело. Тогда бы я испугался по-настоящему.
- Но...
- Это из-за того, что мы слишком верны друг другу и слишком любим друг друга – Джереми вздохнул
- ????
- Да, ты все правильно услышал. По моему мнению, если в семье не ссорятся, то это либо семья Хаммонда, либо с ней что-то не так.
- Я явно не успеваю за твоими мыслями. После поливки почему-то перестает думаться...
- Ну ладно, смотри. Вот счастливая семья. У них нет детей и все просто великолепно. На этом этапе, как ни странно, таких громких ссор не так уж много. Больше слезливых расставаний. Но это лишь если они друг другу капитально не подходят. А так, они гармонично узнают друг друга и признаются друг другу в любви. Потом появляется ребенок. Тут сразу идет удесятерение чувств и совместное выживание с ребенком. Лет так до 6. А потом... Ведь если ты верный, то вскоре все эти цветы и конфеты очень быстро надоедают. Однако чувства поддерживать как-то надо. И вот мы, в перспективе дедушки и бабушки кидаемся тарелками и орем, друг на друга, чтобы нам не было скучно жить...
- Потерпи немного, и когда вы действительно станете дедушками и бабушками, то у вас установится тихое, ровное, теплое чувство с полным взаимопониманием, без ссор...
- А вот тут ты не прав! – заспорил Джереми – Это только выглядят они так, а ссоры есть!
- Почему же? – сдался Джеймс. Он и не предполагал, что в его коллеге сокрыт талант психолога
- К примеру, сидят дедушка и бабушка за столом. Дедок смотрит на бабулю печальным взглядом, вдруг она его скалкой по голове бабах! Ты думаешь, что это все бессмысленная жестокость на фоне старческого маразма? Неа! Просто бабушка знает, что с таким лицом дедок у нее всегда денег на паб клянчит, откуда приковыляет лишь под утро, безостановочно рассказывая про свои военные подвиги. Он все равно схлопочет той же скалкой, только она сразу промотала до конца. Разве это плохо, заранее предотвратить конфликт? Так что в искусстве ссор они дадут тебе сто очков вперед!!!
- Ясно... Ты только успокойся – рассмеялся Джеймс
- А, кстати у меня для тебя подарочек!
- Что там? – опасаться подарков Джереми в большинстве случаев было резонно, поэтому Джеймс настороженно следил за тем, как Джезза возвращается с коробкой. Открыв ее, он увидел... Маленького белого щенка с черным носом, который дружелюбно вилял хвостом и пытался лизнуть Джеймса в нос.
- Это Вест хайленд уайт терьер – с гордостью сказал Джереми – ты ведь хотел завести себе какое-нибудь животное вместо Фаскера. А у моих родственников как раз щенки появились, вот я и подумал, что это неплохой вариант
- Спасибо... Он такой маленький и будет?
- Эээ... Да.
- Здорово, значит ему понравится жить дома – обрадованный Джеймс пожал руку Джереми и унесся к машине, потому что надо было заехать в зоомагазин и поскорее отвести щенка домой.
***
В зоомагазине он купил:
Ошейник, поводок, миску, щетку для шерсти, резиновый мячик, резиновую кость, шампунь для собак, пакет корма, витаминки для собак.
Мимо одежды для животных он прошел не оглядываясь. Зачем мучить собаку, одевая на нее неизвестно что? К тому же Джеймс получил щенка-мальчика, поэтому он не хотел унижать его мужское достоинство всяким тряпьем.
Зайдя домой, он выпустил малыша из коробки. Щенок оббежал все углы, звонко тявкая на стулья и ножки столов. Успокоившись он подбежал к Джеймсу, который одел на него ошейник и поставил миску с водой и кормом.
- Ну и как мне тебя назвать? – спросил Мэй у песика. Он лишь смотрел на него черными глазками и вилял хвостиком
- Не знаешь? Ну... Ты такой маленький... Знаешь, я назову тебя Ричард! Такой же радостный, настырный и милый.
Свою новую кличку Ричард подтвердил заливистым лаем...
***
Эти подарки начинали пугать Ричарда, (который Хаммонд, а не щенок) он уже отчаялся найти таинственного дарителя, поэтому просто перестал чему-либо удивляться. Каждый день в карманах его куртки оказывались записки
«Ты будешь со мной», «Любимый», «Я тебя завоюю» и прочее. Чудом Джеймс ничего так и не узнал. Вообще Ричард старался быть от него подальше, подождать, пока Записочник успокоится и только тогда опять начать плотно общаться с Джеймсом. Хоть он и чувствовал обиду, исходящую от Мэя, но общение практически сошло на нет. Поэтому о своем новом тезке Ричард не догадывался...
Сейчас он снимал обзор нового Ягуара в Шотландии. Его поселили в дурацком отеле из тех, где лифты бесконечно звенят, в номерах бурчит кран, а половина телеканалов – платная. К тому же в баре сидят либо старики, либо шумные группы молодых людей, страдающих от переизбытка гормонов. Поэтому Ричард сразу прошел в номер. Карточка открыла дверь, издавшую тихий писк. Распахнув дверь, Хаммонд испытал шок. Вся комната была в свечах и лепестках роз. К счастью он не был впечатлительной девушкой и в обморок не рухнул, а лишь поскорее закрыл дверь, чтобы никто не увидел этого ужаса.
Навстречу ему шагнул... Стиг...
- Эээ... Только не говори, что это ты... Ну, короче, что ты все это устроил...
- Да, это сделал я. Согласись, необычно – его черные глаза проедали Ричарда насквозь, оставаясь такими же ледяными
- По-моему это верх глупости, и если ты хотел привлечь мое внимание – чтож, ты этого добился. И что ты хочешь сделать?
- Я...Я много чего хочу с тобой сделать – его улыбка оставалась такой же веселой. – Согласись, я добился того, чтобы ты не общался с Джеймсом, хоть и таким нелепым образом.
- Не волнуйся, его место занято им же... – этот разговор начал настораживать Ричарда
- Ненадолго... Он ведь изначально находился в более выигрышном положении – постоянный контакт, бесконечное общение, дружба. А я всегда оставался в тени, мы даже не общались по душам. Но тебя я полюбил сразу. Долго терпел, страдал, наблюдал, как между вами возникает это надуманное чувство...
- Что!? Надуманное!?
- Вы лишь коллеги, хорошие друзья – пойми это. Все остальное невозможно. Он ведь тебе не подходит. Тебе нужен постоянный ток крови, бешено бьющееся сердце, кто-то, кто тебя по-настоящему любит, понимает, ценит... Кто знает о тебе очень многое...
- У тебя нет права решать, кто мне подойдет!
- Да. – Стиг медленно приближался – Но тогда у меня нет права и на это...
Он впился поцелуем в его губы. Они начали толкаться, и Ричард вырвался из его объятий
- Ты вообще о*уел?
- Я думал, тебе понравилось – усмехнулся Стиг
- Нет!
- А твои губы почему-то думают иначе... – рассмеялся Стиг. – До скорой встречи – и, поклонившись, он вышел из номера.
Ричард сел на пол, комкая лепестки. Повод подумать определенно появился
***
- Ричард, ко мне! – кричал Джеймс, бегая по двору. Наконец он увидел его, но...
- О, нет! Фу, плохой Ричард!!! Фу!!!!
Дело в том, что Ричард искупался в луже и сейчас был весь в грязи. Хоть сейчас шел октябрь, на улице ничего упорно не замерзало, а из-за недавнего дождя образовалось множество луж, в одной из которых Ричард и принимал водные процедуры. Безостановочно ворча, Джеймс схватил пса и отволок его в ванную, где отмыл его. Потом засунул мокрого пса в комнату, чтобы он обсох. Он был похож на мокрую половую тряпочку. Когда Ричард высох, стал ходячим шерстяным шариком.
Характер пес заимствовал у своего тезки. Его любимой игрушкой стал автомобиль – грузовик на веревочке. Еще он до дрожи боялся насекомых – когда к ним залетел мотылек, Ричард испугался и спрятался под кровать. Кстати спал он под кроватью Джеймса, а если в комнату его не пускали, то он начинал скулить и царапать дверь
- «Прямо как Ричард-человек» - не без ехидства думал Джеймс.
Однако отношения с Хаммондом его беспокоили. Ричард практически не общался с ним, никак не аргументируя свое отношение. Поэтому Джеймс просто ждал, когда этот период пройдет сам собою. Но думать о том, что это никогда не закончится, Джеймс боялся. Потому что Ричард значил в его жизни очень многое.
***
Ричард постоянно видел его. Он словно постепенно приручал его. Стиг появлялся и опять исчезал. Каждый вечер, в 21-00 он отправлял ему смс «Как дела? Давай поговорим»
Первый месяц он не отвечал. Дальше начал что-то писать в ответ. Потом долго отвечал на вопросы о себе. Еще через две недели начал просто болтать с ним по смс. Через неделю начал писать ему первым. Стиг был хорошим собеседником. Он словно действительно понимал Ричарда, предугадывал все его мысли.
В очередной такой вечер ему пришла смс:
«Выгляни на улицу»
«А что случилось?»
«Увидишь  »
На улице, под окнами стояла... Pagani Zonda... Ричард быстро накинул куртку и выбежал наружу. В машине сидел Стиг. Он открыл окно и с улыбкой произнес:
- Хочешь прокатиться?
- Но... Откуда ты взял ее?
- Неважно... Поехали кататься...
- Хорошо...
Это было чем-то невероятным. Они неслись по ночным, заснеженным улицам (да-да, наконец-то повалил снег, хотя в конце ноября обычно уже ударяли морозы). Как с таким низким просветом Стиг ухитрялся лететь по дороге, Ричард не понимал. Вся округа оглашалась ревом и треском. Вскоре они приехали на обледенелое озеро. Видно, недавно с него счистили снег.
Не замедляясь, машина выехала на лед, сразу же уйдя в занос. Ее развернуло пару раз, но она смогла выровняться, и набрав скорость, начать кружить по льду. Наконец, они остановились. Немного пошатываясь из авто вышел Ричард. Следом за ним ловко и легко вышел Стиг.
- Ты псих!
- Однако тебе понравилось?
- Конечно, но...
- Больше слов не надо. Хочешь, я научу тебя так водить?
- Да! – завопил в восторге Ричард. Но впрочем, тут, же замолчал, увидев ухмылку Стига. Он тонко сыграл на его эмоциях и впечатлительности, тем самым обеспечив себе постоянное с ним общение. Ричард начал злиться.
- Не раздражайся, тебе это не идет – усмехнулся Стиг – уж поверь
- Спасибо, запомню.
- Успокойся. Лучше садись за руль, и поехали...
Недаром Стиг работал в Top Gear. Повторить за ним что-либо было безнадежно. Но Ричард упорно дергал руль и жал на тормоза. Стиг его постоянно поправлял, а когда они чуть не врезались в дерево, то он лишь фыркнул.
Через час подобной езды бензин закончился и машина, издав странный звук, заглохла.
- Ну и что делать? – с легкой паникой в голосе сказал Ричард
- Эмм... Мы можем смотреть на небо, разжечь костер или... пойти ко мне...
- Пешком? – улыбнулся Ричард
- Ну почему же... Видимо, ты не осматривался на этом озере, но мой дом вот – Стиг показал рукой на домик у озера, который стоял между деревьев.
- А что делать с Зондой?
- Ну, у меня есть канистра с бензином где-то в гараже. Сейчас принесу.
Через полчаса они, наконец, зашли в дом. Стиг жил в сельской местности, расположив свой дом около небольшого лесочка, на берегу озера.
В доме было хоть и уютно, но как-то пустовато. Ричард сразу облюбовал гостиную. На полу лежала пушистая шкура, рядом была небольшая софа, два пухлых кресла и шкаф с книгами. С другой стороны стоял камин, в котором, благодаря стараниям Стига уже разгорался огонь.
- Что будешь? Чай, кофе, виски, вино, мартини... – начал перечислять Стиг
- Хм... Давай виски...
Ему тут же протянули стакан. Вся эта обстановка успокаивала, а тихое потрескивание угольков погружало в состояние полудремы-полусна. Ричард увидел, как в полумраке, освещенный подрагивающим пламенем камина к нему Стиг. Медленно взял его руку – Ричард не оказывал сопротивления.
«В конце, концов, мне уже надоела эта неопределенность»
В следующие секунды Стиг притянул его к себе, и они слились в глубоком поцелуе. Дальше они легли на мягкую шкуру. Ричард прижал Стига к полу и впился в его шею, в то время, как Стиг стягивал с него футболку. Однако его партнер вдруг перевернулся, и на полу оказался Хаммонд. Не оказывая сопротивления, Ричард закрыл глаза, отдавая себя рукам, ласкавшим его тело...
Так происходило еще несколько раз. Стиг заезжал за ним, они ехали к нему домой, и продолжали начатое на шкуре, под треск поленьев в камине.
В начале декабря Ричард заехал к Джеймсу. Он просто бросился ему в объятья и уже оказался рядом с ним на диване. Когда Ричард говорил ему что-то, взгляд Джеймс вдруг стал суровым и он закричал:
- Фу!!! Ричард, нельзя! Плохой Ричард!
Если честно, Ричард был немного шокирован. Но проследив за направлением взгляда Джеймса, он увидел маленького белого терьера, который тащил тапок Мэя.
Увидев эту сцену, Ричард-человек засмеялся, но в, то, же время почувствовал умиление от того, что оказывается, Джеймс его настолько сильно любит, что называет его именем животных.
В это время Ричард-пес подошел к своему тезке, но видно невзлюбил Хаммонда, потому что тихо зарычал. Джеймсу пришлось закрыть его в комнате. Когда он вернулся, лицо его выражало какое-то безразличие.
- Знаешь, может быть, я и застрял в -30-ых, но это не значит, что я даун. – ледяным голосом произнес Джеймс
- Ты чего?
- А ты выгляни в окошко – Джеймс сел в кресло, скрестив ноги и стараясь не смотреть в его сторону.
Ричард подошел к окну. На улице стояла машина Стига
- Блиииин... Блин, блин, блин...
- Да, ты верно подумал. Это не доставка пиццы. А теперь уходи, пожалуйста, уходи...
- И тебе все равно?
- На тебя нет. А на него – да. Что же, если он тебе больше нравится, то уходи. Я не буду мешать...
Джеймс услышал хлопок двери, и понял, что выбор Ричард сделал уже давно. Это лишь усугубляло отвратительную боль в его сердце. На автопилоте он дошел до комнаты с запертым Ричардом и, обняв его сел на пол. Пес облизывал его лицо, не понимая, откуда на языке взялись соленые капли...
***
Ричард выбежал из дома Джеймса, задыхаясь от боли. Ему вдруг стало ясно, насколько сильную обиду он нанес Мэю. На Стига он даже не оглянулся. Стиг был всего лишь чересчур уверенным в себе, самовлюбленным мачо, не более. Их отношения были химерой, дымом, бессмыслицей.
Примерно это Ричард высказал Стигу в телефонном разговоре. Не обращая внимания на бессмысленные угрозы Стига, Ричард звонил Джеймсу. Он не брал трубку. Слал смс-ку за смс-кой, но результат был нулевой. Так прошло несколько месяцев.
В феврале Ричард приехал в городок, где жил Джеймс. Он не стал подъезжать к дому, а остановился на стоянке, недалеко от его дома. Бесцельно бродя по улицам, он разглядывал дома, вывески, читал объявления. В воздухе чувствовалось приближение весны, хотя снег еще не полностью растаял, а скаты крыш были украшены хрустального блеска сосульками. Но в душе у Ричарда была отвратительная тяжесть и боль, вызывавшие отвращения к прекрасным пейзажам. Вдруг на него налетел маленький белый комок. С удивлением Хаммонд признал в нем Ричарда-пса. Но в этот раз пес не стал на него рычать. Он завилял хвостом и, когда Ричард к нему наклонился, лизнул ему руки.
- Ты потерялся? Ну, пошли к твоему хозяину. – Он взял Ричарда на руки и пошел к Джеймсу. Разговаривая с псом, Ричард не заметил, как на кого-то налетел.
Подняв голову, он с удивлением обнаружил, что это был Джеймс. В горле у Хаммонда словно застрял булыжник, он мог только невнятно сипеть.
Но Мэй сам сказал и сделал все за него
- Ты больше так не будешь поступать со мной? – кивок головы
- Ну... Тогда почему мы стоим здесь? – улыбнулся Джеймс – Так и простудиться недолго. Пошли ко мне?

@темы: Top Gear, Фанфикшн

URL
Комментарии
2013-07-29 в 23:18 

Потрясающий рассказ, давно не испытывал таких эмоций от прочтения чего-либо.

URL
   

Hamster forever

главная