FanatkaTopGear
Дышать,любить,жить
Нас заставили написать рассказ на лит-ру на любую тему.Я долго-долго думала и вот, что получилось:
Последний свет в ее глазах... Граница... Она была здесь с сотворения богами этого мира. Никто не мог ее обмануть – те, у кого помыслы чисты и душа не запятнана грехом жили на светлой стороне, те же, у кого мрак в мыслях и душа черна как уголь, вынуждены были выживать на темной стороне. Этот мир назывался Карт. Если взглянуть на него из космоса, то планета будет выглядеть как две половинки, состроченные кем-то из озорства – черная и белая. Белую в народе называли Рай, а темную Бездна. Часто бывало так, что человек, которого определили в Рай, прожив там какое-то время, становился темным, тогда за ним приходили Стражи. Стражей никто и никогда не видел, вероятно, из-за того, что в них на равных условиях существовал как свет, так и мрак. Поэтому смотреть на то, как какого-нибудь виновного тащит невидимая сила, было еще ужасней. Грешник кричал, цеплялся за деревья, но неведомая сила тащила его к границе, где его ждали Тени, скользящие около барьера в темных плащах. Воздух с отвратительным свистом выходил из их давно прогнивших легких, а руки алчно тянулись к горлу. После того, как Стражи перекидывали беднягу через первый барьер, у него сгорали крылья, а когда очередь доходила до второго барьера, то у него начинала сереть кожа. Метаморфоза завершалась тем, что Тени вырывали из груди уже не человека что-то вроде золотистой искры и перекидывали ее через границу, где она растворялась в небе. Теперь это Чернокнижник. Но, говорят, что бывали в истории Карта случаи возвращения в Рай. Чернокнижника доставляли до первого барьера, там к нему возвращалась та самая искра, Архей, его кожа принимала нормальный оттенок. Прохождение же второй разделяющей стены знаменовалось тем, что у почти человека вырастали крылья. Хотя некоторые считают, что возвращение к свету – просто красивая легенда, которая придумана самими Чернокнижниками для морального давления на людей.
Как раз эту легенду Лоран слушала в исполнении друида, по слухам, самого умного человека в их поселении. Когда он закончил, она поблагодарила его, матереализовала крылья и полетела по направлению к своему дому. Крылья у каждого человека разные, они показывают его суть. Например, если у вас крылья совиные, то вы весьма серьезная и вдумчивая личность, если чайки - недалекого ума, стрижа – в делах поспешны и т.д. У Лоран крылья были как у синички – значит, она очень увлекающаяся, легкомысленная, порой несерьезная. Борясь с воздушными потоками, Лоран не смогла по достоинству оценить красоту той местности, над которой пролегал ее путь. А ведь она заслуживает отдельного описания. Это бескрайний, вечнозеленый луг, на просторах которого резвятся маленькие жеребятки единорогов. Они еще не ослепительно-белые, как взрослые единороги, а нежно-золотистые и рог у них еще не прорезался, поэтому с ними можно поиграть, не опасаясь за безопасность своих глаз. На самом лугу растет великое множество цветов, они источают приятный аромат, поэтому здесь часто можно увидеть парфюмеров, парящих невысоко над землей в поиске идей для своих новых духов. Кстати, крылья у них, чаще всего как у бабочек. Вот и здесь ищет вдохновение один из таких мечтателей, с крыльями махаона. Но, купаясь в ароматных воздушных потоках, он не заметил единорога. Мощный удар в круп – и незадачливый парфюмер падает на мягкую травку, пару раз кувыркнувшись. Его тут же окружает куча феечек – маленьких безобидных созданий, во множестве обитавших на подобных лугах. Они спят в пышных бутонах цветов и питаются нектаром, размерами не превышают колибри. Прикосновения их маленьких ручек снимают боль. Своими прикосновениями феечки быстро заживляют царапины и ушибы, поэтому вскоре парфюмер вновь взлетает, правда теперь он внимательно смотрит по сторонам на предмет присутствия единорогов. Лоран, заметив это происшествие, хихикает и машет рукой горе-мечтателю, получив в ответ заразительный смех. Наконец, она прилетает домой. Навстречу ей пулей вылетает Джейкоб – их домашний пелопонесский дракон. Они небольшие и дружелюбные – не чета большим, суровым драконам, которых используют только для охраны каких-нибудь важных персон, к примеру, Генерального стража или сановника. А пелопонессы очень маленькие и бойкие, но главной их особенностью является чудовищная привязанность к хозяину – даже если его забрали в Бездну, дракончики следовали за ним, проходя Границу, в итоге становясь ящерами с покрытой ядом чешуей...
Кое-как утихомирив Джейкоба, Лоран зашла в дом. Если на улице было жарко, то в доме разливалась приятная прохлада. Над раковиной, сделанной из деодеда (Примечание. Деодед - крепкое дерево с удивительными свойствами, однако взрывается при одном упоминании баобаба. По этой причине на слово баобаб, в Карте наложено табу) висело круглое зеркало. Из его глубин на Лоран взглянуло лицо девочки с вздернутым носом, покрытым веснушками, круглыми зеленоватыми глазами, острым подбородком и растрепанными светло-русыми волосами. Пригладив челку, девочка пошла на кухню, где обязательно должна была быть мама. И она там действительно была – резала овощи для салата. Но сегодня день был особенный – ведь Лоран исполнилось восемь тысяч лет! Спеша предотвратить ваше шоковое состояние, поясню. Дело в том, что время в Карте течет совсем по-другому – если земные года очень тяжелые, каждый год ложится на плечи, словно тяжелый груз, то года Карта легкие и невесомые, словно пух, их присутствия почти не замечаешь. Но восьмая тысяча лет – большое событие, в это время обычно начинается серьезное обучение в местном училище. Ну а если перевести в земные года, то Лоран стукнуло примерно восемь лет. Немного для взрослого, но чудовищно много для ребенка.
Сегодня, скорее всего они всей семьей полетят в Риптон – городок около Границы, только там есть чудесная ярмарка, где много вкусностей и веселых игр. И действительно, так и произошло. Папа сказал ей собираться, и вскоре они были уже там – еще на подлете слышалась громкая музыка и смех, вдали виднелся большой шатер. Лоран купили большую связку шаров и огромную, поистине невообразимых размеров сахарную вату, которая угрожающе качалась под каждым порывом ветра. Пусть шары и пытались вырваться в небо, а от сахарной ваты нестерпимо хотелось пить, однако сегодня был ее праздник...
Но внезапно все привычное обрушилось как карточный домик, музыка смолкла, а из мира словно выкачали все краски – она увидела около Границы несколько... А вот кто это был, Лоран бы затруднилась ответить – это были полулюди-полукошки, с кошачьими лапами, львиными головами, длинными хвостами и человеческим телом. В их темных, без блеска глазах читалось презрение ко всему живому, они оставляли жизни людей в сохранности лишь потому, что однажды провинились перед богами и теперь несли заслуженное наказание, работая стражами. В их руках мрачно поблескивали кривые сабли, а за поясом у них были кинжалы - на случай если враг окажется слишком сильным. Они внимательно, без злобы, скорее с интересом наблюдали за девочкой. Ход времени почти остановился – образ родителей остался там, где время идет своим чередом. Вскоре все вокруг начало словно таять, нетронутыми остались лишь стражи и Лоран. Через несколько томительных секунд все вокруг словно окаменело и внезапно рассыпалось серой пылью. Она оказалась в пустыне – от желтоватого песка исходило марево, поэтому создавалась иллюзия, что все вокруг искривляется. Солнце нещадно выжигало глаза своим ярким светом, заставляя Лоран все время щуриться. Поэтому она не заметила, как к ней подошел получеловек-полукошак и заговорил с ней неожиданно густым и бархатным голосом. Звучание голоса, горячий, спертый воздух, палящее солнце – все это действовало одурманивающе, но Лоран буквально заставляла себя вслушиваться в речь получеловека. Он говорил о том, что граница нестабильна, и она может распасться в любую минуту, что повлечет за собой войну, а значит и жертвы, большие жертвы. Поэтому и появилась Лоран – ее призвание спасти Рай от апокалипсиса, но она сама врят ли выживет, ведь ей придется переступить черту Границы и войти в Средний мир, уже порабощенный мраком, для того, чтобы залатать дыры в границе между мирами. Но Стражи, ни в коем случае не настаивают на том, чтобы это делала Лоран. Если она захочет, то вернется к семье, они даже сотрут воспоминания об этом разговоре, а вместо нее пойдет один из них. После этих слов пустыня преобразилась – с одной стороны был проход обратно на ярмарку, в счастливое время, а с другой – темный тоннель, ведущий в Средний мир... Время выбора. Девочка вспомнила все хорошее, что ждало ее дома – мама, папа, Джейкоб, летние вечера, звезды на ночном небе... Воспоминания захлестнули ее сознание, такие счастливые воспоминания... Но она не может жить лишь ради себя. Она пойдет туда, в последний путь... «Мама, папа, Джейкоб, друид, даже тот смешной парфюмер – прощайте!» - вот единственное, что приходило ей на ум. «Я готова! Что мне надо делать?». Ей протянули синий кристалл – это единственное средство для штопки. Слегка дрожащей рукой Лоран взяла кристалл, поклонилась Стражу и пошла к Границе. Все Стражи выстроились в ряд и склонились перед ней – без сомнения, знак высшего уважения у них. Но малышка не замечала их – ее взору виднелась лишь дорога и небольшой проход, только для одного. Полукошки-полулюди долго смотрели в след ее быстро удаляющейся фигурке, а тот, что дал ей кристалл поднял голову , из его груди вырвался рык, который мгновенно подхватили остальные и вскоре в пустыне пошел дождь, который охладил раскаленный песок...
Лоран вошла в Средние миры. Вокруг было темно, мертвая тишина повисла в воздухе. Кристалл в ее руке освещал ей путь – кажется, она шла между двух скал. Вскоре она вышла на плато – здесь было светлее, в основном, за счет кристаллов, в отличие от ее кристалла они излучали не синий, а темно-фиолетовый свет. И среди сталактитов она увидела темно-красную воронку. Скорее всего, это и были те самые «дыры», которые необходимо было «заштопать». Но только как? Внезапно, кристалл рванулся в ее руке, раскалился и ударил по воронке концентрированным лучом света. Она начала медленно затягиваться со всех сторон, издавая при этом ужасные крики, словно она была живой. Когда, наконец, воронка затянулась, в ушах Лоран все еще стояли ужасные крики, поэтому, она едва услышала, что кристалл начал что-то говорить. «Осталось еще две! Беги быстрее, иначе тьма тебя догонит!» И девочка побежала. Изо всех сил. Но она слышала, что ее кто-то преследует. Еще одна воронка – луч ударил в нее, но Лоран почувствовала, что ее спину рассекают острые когти. Не обращая внимания на чудовищную боль, она побежала дальше. Левая половина ее тела онемела, всю ее одежду заливала кровь, что приводило монстров в еще большее бешенство. Осталась последняя воронка – набравшись сил, Лоран выпустила луч света в воронку. После этого кристалл соорудил портал в людской мир, но сил бороться уже не было. Ее захлестнула волна тьмы. Последнее, что Лоран помнила – быстро уменьшающееся светлое пятно, которое в конце мелькнуло белой искрой и погасло...
Родителям Лоран все рассказали Стражи. Мать плакала, а у отца на лбу появилась глубокая морщина, которая там так и осталась. Солнце заходило, над горизонтом осталась лишь его макушка, и когда последний луч ярко осветил все вокруг, от него оторвалась синичка, сотканная из языков пламени, рванулась ввысь и растворилась в небосводе...

@настроение: Радость!!!

@темы: Мой рассказик!